Вход на сайт
Регистрация
Вы можете зайти на сайт, если Вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Пожалуйста, авторизуйтесь:
Для регистрации, пожалуйста заполните следующую форму:
Пожалуйста, введите Ваш логин или email.
Через несколько минут пароль будет отправлен на указанный Вами адрес:
все материалы

Журнал о дизайне, архитектуре, художественных направлениях и тенденциях

Бренность дел человеческих

Руины у нас не ценят и не любят. Их либо сносят, либо реставрируют так, что и намека на подлинность не остается. В результате подобных «реконструкций» сгинуло немало исторических памятников. Судьба флигеля «Руина», принадлежащего московскому Государственному музею архитектуры имени А. В. Щусева, редкое исключение. Хотели как лучше, и… получилось!

Когда-то здесь располагались каретный сарай и конюшня, потом – казенная палата. В XX веке при строительстве станции метро флигель чуть было не снесли: тоннель проходит ровно под его полом. В 1991 году здание передали Музею архитектуры, и оно сгорело во время ремонта. Денег на восстановление не дали. Прежний директор музея Давид Саркисян организовал в обгоревшем флигеле выставку. Посетители были очарованы пространством, искусствоведы сравнивали флигель с венецианским «Арсеналом» и противопоставляли его подлинность облику современной Москвы с ее «уродливыми евроремонтами и гадкими новыми зданиями».

Руинофилы против руинофобов/ По мнению британского профессора Андреаса Шёнле (Andreas Schönle), руины не просто возвращают прошлое, но символизируют его подспудное присутствие в настоящем. Роуз Маколей (Rose Macaulay), тоже британка, в 1953-м написала книгу «Удовольствие от руин», основой для которой стали

не столько путешествия по следам древних цивилизаций, сколько пережитая в годы Второй мировой личная драма. Из-за немецкой бомбардировки в Лондоне погиб ее дом: пожар уничтожил уникальную библиотеку, мебель, коллекцию живописи. На страницах книги Роуз переосмысливает это печальное событие и рассуждает о любви к руинам.

«Всё должно быть точно в таком же виде, только не падать!»/ Проект реконструкции бывшего каретного сарая усадьбы Талызиных – это в первую очередь полный и безоговорочный отказ от так называемого евроремонта. По словам автора проекта, руководителя архитектурного бюро «Рождественка» Наринэ Тютчевой, флигель сам по себе представляет архитектурный экспонат, здание-метафору. Поэтому сохранили всё, что только можно было сохранить: окна, кирпичные своды, стропила, подлинную фактуру стен со всеми красочными наслоениями. На двух этажах «проложены» дорожки для посетителей, позволяющие видеть необычное пространство в разных ракурсах. Находясь наверху, можно разглядывать открытые кирпичные своды нижнего яруса. Выставочное оборудование не крепится к старым стенам, при необходимости его легко демонтировать.

Гений Ренессанса Франческо Петрарка вспоминал прогулки по римским развалинам: «На каждом шагу встречалось что-то, заставляющее говорить и восторгаться…» Впрочем, и в Средневековье, и в эпоху Возрождения античные руины воспринимались скорее как каменоломни, дающие строительный материал для новых зданий. Папа Пий II, запретивший уничтожать древние памятники, был убежден, что «созерцая эти здания и их развалины, можно лучше понять бренность дел человеческих».

В начале XIX века Н. М. Карамзин описывает заброшенный дворец Елизаветы Петровны

в селе Тайнинское: «Госпожа Радклиф могла бы воспользоваться сим дворцом и сочинить на него ужасный роман; тут есть все нужное для ее мастерства: пустые залы, коридоры, высокие лестницы, остатки богатых украшений, и (что всего важнее) ветер воет в трубах, свистит в разбитые окончины и хлопает дверьми, с которых валится позолота.

Я же ходил по гнилым его лестницам при страшном громе и блеске молнии: это в самом деле могло сильно действовать на воображение…»

«Французы и теперь мало заботятся о древних памятниках, – сообщал в XIX веке К. Н. Батюшков. – Развалины, временем сделанные, – ничто по сравнению с опустошениями революции: бурные времена прошли, но невежество или корыстолюбие самое варварское пережили и революцию. Один путешественник уверял меня, что целые замки продаются на своз, и таким образом уничтожаются драгоценные исторические памятники. Напрасно правительство хотело остановить сии святотатства: ничто не помогало, ибо для нынешних французов ничего нет ни священного, ни святого, – кроме денег, разумеется…»

опубликовал:
Podkluch
25 сентября 2017
Автор статьи:
Нина Филюта

Комментарии

Для добавления комментария Вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться. У пользователей социальных сетей, таких как ВКонтакте, Facebook, Twitter, есть возможность авторизоваться на сайте, используя свой аккаунт.