Вход на сайт
Регистрация
Вы можете зайти на сайт, если Вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:
Пожалуйста, авторизуйтесь:
Для регистрации, пожалуйста заполните следующую форму:
Пожалуйста, введите Ваш логин или email.
Через несколько минут пароль будет отправлен на указанный Вами адрес:
все материалы

Журнал о дизайне, архитектуре, художественных направлениях и тенденциях

Театр – утопия свободы общества

Лекция Брайана Хэттона (Brian Hatton) в серии «Гвоздь вечера» в рамках летнего практикума «Древолюция» называлась Not-So-Empty Space – «Не-такое-уж-пустое пространство». Этот шутливо-уважительный реверанс в сторону знаменитой книги Питера Брука «Пустое пространство» ставит нас лицом к лицу с тонким вопросом: что нужно театру от архитектора?

Брайан Хэттон (Brian Hatton) – историк архитектуры, адъюнкт-профессор Университета Центрального Ланкашира (UCLan), профессор Архитектурной школы Английской архитектурной ассоциации (The Architectural Association in London), приглашенный лектор Калифорнийского института искусств (ССA) – выступил перед архитекторами – участниками практикума с лекцией об истории театральной архитектуры. Владимир Фролов, пригласивший знаменитостей-спикеров, чтобы разбавить архитектурную практику теорией, пояснил, что исторические примеры могут вдохновить участников «Древолюции» придумать новые ходы в работе над итоговым театрально-архитектурным проектом «Ле-ле левша». История в пересказе Хэттона раскрывается колодой карт: британский фокусник по очереди выуживает из нее то греческий театр под открытым небом («Симпозиум греческий, по сути, вечеринка, алкопати»), то stibadium: «Любое место для речи (talking space) по-прежнему в форме полукруга хранит театральность».

– 16-й век был временем расцвета театра, тут вам и Лопе де Вега, Кальдерон, Шекспир: а театр как сооружение был очень прост, возвращаясь к уличной сцене. Даже «Глобус» очень прост. Когда итальянский театр породил сложные иллюзии пространства, это ушло в оперу. К примеру, две точки схода перспективы – имитация перекрестка двух улиц. Это важно: новое событие, встреча в неожиданном ракурсе. Умножаются возможности действия. Скажем, Пиранези взял театральные проекции и умножил их до безумия. Эйзенштейн поддался этому влиянию. Режиссер фильма тоже может учить архитектора, хотя у них всё просто благодаря монтажу.

Спикер перемешивает старое и новое, удивляя исторической логикой и указывая неожиданные связи, которыми скрепляются века. От Средневековья переходим к модернизму, а там и к современности.

– В драме нужно спросить себя: что есть событие? Взгляните на «благую весть» в живописи. С точки зрения архитектуры, это событие – всегда переход через некий барьер. Поэтому часто на картинах о Благовещении видны миры по обе стороны стены. И эта стена вернулась в современной архитектуре к идее открытого плана: не стены окружают тебя, а ты ходишь вокруг свободно стоящей стены. Это же кулиса сценическая. Примеры подобного мы видим с 1920-х годов, начиная с Миса ван дер Роэ. Идея открытого плана повторяет утопию свободы. И в то же время это театр, утопический театр как мечта свободы общества. Сцена – это попытка снять конфликт между жизнью и искусством.

опубликовал:
Podkluch
6 сентября 2016
Автор статьи:
Анна Рыбалка

Комментарии

Для добавления комментария Вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться. У пользователей социальных сетей, таких как ВКонтакте, Facebook, Twitter, есть возможность авторизоваться на сайте, используя свой аккаунт.