Введение в заблуждение статья гк рф

О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации Новая редакция ряда норм Гражданского кодекса РФ о недействительности сделок вступила в силу 1 сентября 2013 г. Среди новелл можно выделить обновленную редакцию ст. Чуть ранее ряд важных разъяснений в отношении применения ст.

ГК РФ Статья 178. Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения в ред. Федерального закона от 07. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел. При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если: 1 сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т. Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной. Сделка не может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным настоящей статьей, если другая сторона выразит согласие на сохранение силы сделки на тех условиях, из представления о которых исходила сторона, действовавшая под влиянием заблуждения. В таком случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает в своем решении эти условия сделки.

Сделки под влиянием обмана, заблуждения, насилия // Анализ разъяснений ВАС

Отрасль права: Гражданское право 23. Суды интуитивно исходили из идеи о том, что коммерсант не должен пытаться освободиться от заключенного договора из-за собственных ошибок в оценке информации. Коммерческая деятельность ведется на свой страх и риск и коммерсант не заслуживает патерналистской опеки в этом контексте. Также суды, видимо, осознавали, к какой дестабилизации договорных отношений и бардаку в судебной практике может привести активизация применения данной статьи.

Во многом нежелание судов применять эту статью покоится примерно на тех же идеологических и политико-правовых основаниях, которые подпирали все эти годы нежелание судов применять ст. Некоторые примеры того, в каких случаях ст. Кроме того, осенью того же 2013 года вступила в силу новая редакция ст. Привело ли появление этого Информационного письма, напоминающего судам о существовании ст. Но самый поверхностный анализ подталкивает скорее к отрицательному ответу.

Как мы видим, изменение интенсивности оспариваний сделок по ст. Можно предположить, что, несмотря на идентифицированное отсутствие значимого влияния на стимулы к оспариванию сделок по ст. Надеюсь, что кто-нибудь из читателей настоящего поста возьмется такой анализ провести и опубликовать. Было бы очень интересно. Пока лишь предположу, что и здесь какого-то значительного скачка процента эффективности оспаривания сделок по ст.

В целом меня данная картина радует. Я противник активного применения ст. В равной степени я выступаю против применения ст. Давайте разберемся чуть подробнее с политико-правовыми основаниями для оспанивания сделок по ст. На первый взгляд, экономическая логика в применении этой доктрины имеется. Неполнота информации, доступной одной из сторон, это классический пример, когда обычный рыночный механизм, основанный на свободе договора, может давать сбои и влечь заключение невзаимвыгодных сделок.

Первая опасность состоит в том, что достоверное выявление заблуждения является крайне сложным предприятием, так как требует ex post оценки судом тех знаний, которыми соответствующая сторона обладала при заключении договора. Если дело оказалось в суде, то заинтересованная в оспаривании договора сторона будет иметь стимулы искажать реальность, спекулятивно заявляя о заблуждении. Соответственно, положиться на ее заявления в отношении того, что она допустила ошибку, крайне сложно, если другая сторона будет возражать и настаивать на исполнении договора.

Суду выяснить ex post истинное положение дел часто оказывается крайне сложно. Растет вероятность вынесения ошибочного решения об аннулировании договора. Соответственно, применение доктрины заблуждения в целях оспаривания сделки может создать стимулы к недобросовестному оспариванию договоров, при заключении которых не было никакой ошибки.

Все это способно дестабилизировать оборот. Поэтому крайне важно, чтобы право допускало оспаривание сделок по такому основанию только в самых вопиющих случаях, когда у суда нет никаких сомнений в отношении наличия заблуждения и его существенности.

Заблуждение должно быть настолько серьезным, что договор не был бы заключен заблуждавшейся стороной, если бы она знала о реальном положении дел п.

Подобная сдержанность судов в применении доктрины заблуждения может значительно снизить риск судебной ошибки, стимулы к недобросовестному оспариванию вполне нормальных сделок и неоправданные литигационные издержки сторон.

Да, такой подход в ряде случаев может привести к тому, что судебную защиту получит контракт с пороком воли, не влекущий взаимного выигрыша. Но в долгосрочной перспективе этот сдержанный и жесткий подход способен принести куда больше пользы.

Если каждый из контрагентов будет осознавать, что риск собственного заблуждения лежит на нем, это будет его стимулировать проявлять должную заботливость и осмотрительность и принимать решение о заключении договора на основе всей релевантной информации.

Обратное бы означало, что риск заблуждения одной стороны переносится на другую, в то время как последней предотвратить материализацию данного риска практически невозможно. В итоге в случае активного применения доктрины ошибки и частого оспаривания сделок по этому основанию это будет приводить к тому, что риск подобного оспаривания начнет учитываться в цене договора. Так как стороне, чье возможное заблуждение может стать основанием для аннулирования договора, намного проще предотвратить такой риск или адекватно оценить вероятность собственного заблуждения, возложение данного риска на нее способно повлиять на цену значительно меньше.

В итоге ограничительный подход к применению доктрины ошибки будет увеличивать кооперативный излишек общий выигрыш от заключения договора и в меньшей степени блокировать возможные взаимовыгодные трансакции. Сказанное особенно актуально в отношении сугубо коммерческих сделок, сторонами которых являются профессиональные предприниматели. Вторая опасность состоит в том, что оспаривание сделок из-за ошибки создает серьезные риски для другой стороны.

Признание договора недействительным создает угрозу для ее экономического положения и способно подорвать доверие к контракту и ударить по нормальной практике рыночного контрактирования, разрушив условия для заключения договоров, требующих значительных инвестиций. Это позволит исключить риск совершения невзаимовыгодных сделок с минимальными издержками. В этом плане следует поддержать п. Единственное наше возражение состоит в том, что в ГК РФ это правило не носит абсолютно жесткого характера: суд не обязан, а лишь вправе отклонить иск об оспаривании, заявленный против добросовестного контрагента, и, соответственно, в некоторых случаях может и проигнорировать фактор добросовестности контрагента.

Более правильной видится более надежная зашита добросовестного контрагента. Ведь, как всем известно, из-за серьезных проблем в доказывании и взыскании убытков добросовестный контрагент практически гарантированно не покроет все свои расходы. Что уж говорить о лишении шансов на получение упущенной выгоды? В этом плане с экономической точки зрения, на наш взгляд, более удачна ст. Этого же подхода придерживается и большинство европейских правовых систем [1].

Такой подход фактически исключает противопоставление ошибок добросовестному контрагенту. Последний может не волноваться в отношении рисков оспаривания заключенного договора по причине заблуждения другой стороны. В этих условиях в контексте ГК РФ de lege lata нам представляется, что право суда отклонить иск об оспаривании при добросовестности контрагента должно превращаться в его обязанность как минимум в случае, когда такой иск подает коммерсант.

Также следует особо отметить, что заблуждение в мотивах сделки и в тех обстоятельствах, которые подтолкнули сторону ее совершить, в принципе не могут быть противопоставлены добросовестному контрагенту.

Думается, что этот вывод оправдан как применительно к сугубо коммерческим договорам, так и в отношении всех остальных сделок. Экономические издержки будут колоссальными. Соответственно, применительно к данному случаю право суда отклонить иск об оспаривании при добросовестности контрагента также должно превращаться в его обязанность. Соотношение этих двух норм — вопрос достаточно туманный.

Как представляется, тут имеет место определенное противоречие, так как указанные в подп. Например, если покупатель закупает у производителя оборудование для целей исполнения госконтракта и это прямо указано в договоре с производителем или очевидно ему, то эта ситуация однозначно соответствует гипотезе двух указанных взаимоисключающих правил. Некоторые могут толковать эти нормы таким образом, что заблуждение в отношении мотивов сделки все-таки может стать основанием для оспаривания, если другая сторона при заключении договора знала о таких мотивах.

Я с таким подходом категорически не согласен. Как представляется, заблуждение в отношении мотивов сделки может стать основанием для ее оспаривания только в случае, когда а контрагенту было известно например, когда они указаны в тексте договора прямо или должно было быть известно о таких мотивах и при этом б доказано, что контрагент недобросовестен то есть знал или должен был знать об ошибке заблуждавшейся стороны.

То есть и здесь добросовестный контрагент должен быть абсолютно защищен от риска оспаривания сделки. Безусловно, реализация такого ограничительного подхода может привести к возникновению рисков заключения и принудительной защиты отдельных контрактов, которые в силу заблуждения одной из сторон не отвечают критерию Парето.

Но эту неэффективность на микроуровне разумнее терпеть во имя обеспечения устойчивости оборота, которая способствует росту экономического благосостояния в долгосрочной перспективе. Реализация ограничительного подхода к применению ст. На наш взгляд, достаточно очевидно, что экономические выгоды от такого ограничительного решения и стабилизации договорных отношений значительно превосходят издержки, если взять в фокус анализа долгосрочные последствия.

Прочность и предсказуемость договорных связей особенно в сфере сугубо коммерческих сделок - один из самых важных элементов комфортной институциональной инфраструктуры обеспечения устойчивого экономического роста.

Таким образом, нет никакой необходимости подрывать эту стабильность с целью спасти отдельных коммерсантов от последствий своего не вполне информированного выбора. При условии добросовестности контрагента нерадивые коммерсанты должны испивать до дна чашу своих просчетов, дабы на будущее более осторожно относиться к сбору информации в преддверии заключения договора.

Их урок другим наукой будет.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Имя гражданина (комментарий к статье 19 ГК РФ)

Новая редакция Ст. ГК РФ. 1. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны. гражданского кодекса Российской Федерации и ст. уголовного КоАП РФ), «введение потребителей в заблуждение относительно В статье УК РФ г. получила закрепление ответственность за причинение.

Органы власти Статья 178. Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения "Гражданский кодекс Российской Федерации часть первая " от 30. Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения 1. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел. При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если: 1 сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т. Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной. Сделка не может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным настоящей статьей, если другая сторона выразит согласие на сохранение силы сделки на тех условиях, из представления о которых исходила сторона, действовавшая под влиянием заблуждения. В таком случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает в своем решении эти условия сделки. Суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона сделки, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон. Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, к ней применяются правила, предусмотренные статьей 167 настоящего Кодекса. Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне причиненный ей вследствие этого реальный ущерб, за исключением случаев, когда другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения, в том числе если заблуждение возникло вследствие зависящих от нее обстоятельств. Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненных ей убытков, если докажет, что заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые отвечает другая сторона. Статья 179. Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств Комментарий к ст. Сделки, совершенные под влиянием заблуждения, относятся к сделкам с пороком внутренней воли, поскольку последняя сформировалась в условиях искаженного представления лица об обстоятельствах, имеющих существенное значение для заключения сделки.

Отрасль права: Гражданское право 23. Суды интуитивно исходили из идеи о том, что коммерсант не должен пытаться освободиться от заключенного договора из-за собственных ошибок в оценке информации.

В других случаях арбитражные суды под природой сделки понимали: - содержание договорного обязательства см. Постановления ФАС Московского округа от 29. Заблуждение относительно природы сделки является существенным и выступает основанием для признания ее недействительной подп.

Статья 178. Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения

Сделки под влиянием существенного заблуждения статья 178 Гражданского кодекса Российской Федерации : анализ судебной практики после внесения поправок в указанную статью Федеральным законом от 07 мая 2013 г. Заблуждение - термин, употребляемый в гражданском праве, обозначает неправильное представление лица о сделке, в которую оно вступило. Воля заблуждавшегося формируется под влиянием ошибочного представления об обстоятельствах, имеющих существенное значение для сделки. Последняя рассматривается, как разновидность сделок с пороками воли, и по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, она может быть признана недействительной. Небезынтересно, что в английском праве "введение в заблуждение" - misrepresentation на юридическом языке звучит как "односторонняя существенная ошибка". При этом, в английском праве в отличии от российского сделки, заключенные в результате существенной ошибки, могут быть признаны либо ничтожными по общему праву, либо оспоримыми в результате введения в заблуждение по праву справедливости. В российском праве понятие сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения, нашло закрепление в статье 178 ГК РФ. Следует отметить, что прежняя редакция статьи 178 ГК РФ, посредством внесения поправок Федеральным законом от 07 мая 2013 г. Вместе с тем, из рассматриваемой статьи исключена формулировка о том, что существенное значение имеет заблуждение относительно "тождества сделки".

Оспаривание сделки в связи с заблуждением: перспективы применения нормы в российской юрисдикции

Статья 178 ГК РФ. Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения Новая редакция Ст. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел. При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если: 1 сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т. Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной. Сделка не может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным настоящей статьей, если другая сторона выразит согласие на сохранение силы сделки на тех условиях, из представления о которых исходила сторона, действовавшая под влиянием заблуждения. В таком случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает в своем решении эти условия сделки. Суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона сделки, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон. Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, к ней применяются правила, предусмотренные статьей 167 настоящего Кодекса.

.

.

Вы точно человек?

.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Волшебная статья 19 ГК РФ
Похожие публикации