Что такое достоинство личности

Достоинство личности как личная собственность: Метаморфоза российских законов о порочащих сведениях Гарвардский университет; стипендиат Академии международных и локальных исследований; PhD Xenia А. Дореволюционные правоведы полагали, что юридическая защита нравственного достоинства личности невозможна, ибо не общество, а лишь сам человек может уронить его. Но когда Моральный кодекс строителя коммунизма прописал основы нравственности, закон взял моральный облик и достоинство граждан под защиту в числе прочих нематериальных личных благ. Pre-revolutionary Russian legal scholars assumed that ethical dignity could not be legally protected because it was not contingent on social esteem: it could be tarnished only by the bearer himself.

Человек априори исходит из того, что он обладает такими качествами. В принципе его должны так же воспринимать и окружающие. Соответственно унижение Д. Закрепление категории "достоинство личности" как конституционно-правовой предполагает различные формы защиты. Ряд возможностей имеет сам человек, начиная от личной физической защиты при угрозе жизни, здоровью, нравственному состоянию, в случае незаконного ограничения свободы и кончая гражданско-правовыми и уголовно-правовыми средствами при нанесении ему морального ущерба, оскорбления и т. Соответственно, и государство берет на себя определенную ответственность. Конституция РФ ст. Ничто не может быть основанием для его умаления".

Достоинство

Достоинство личности как личная собственность: Метаморфоза российских законов о порочащих сведениях Гарвардский университет; стипендиат Академии международных и локальных исследований; PhD Xenia А. Дореволюционные правоведы полагали, что юридическая защита нравственного достоинства личности невозможна, ибо не общество, а лишь сам человек может уронить его.

Но когда Моральный кодекс строителя коммунизма прописал основы нравственности, закон взял моральный облик и достоинство граждан под защиту в числе прочих нематериальных личных благ. Pre-revolutionary Russian legal scholars assumed that ethical dignity could not be legally protected because it was not contingent on social esteem: it could be tarnished only by the bearer himself.

Xenia Cherkaev. Что такое достоинство? Вступаясь за униженное достоинство, обмениваются нотами протеста и накладывают экономические санкции, организуют уличные и кабинетные революции, судятся и скандалят, требуют уважения к своему и чужому достоинству. Существуют и другие определения. Согласно этой теории, только человек способен испытывать стыд, позор и утрату достоинства, осознавая, что его поведение не соответствует социальным нормам, которые негласно выстраиваются в обществе, в том числе им самим [Taylor 1985].

Эти два подхода к пониманию сути достоинства требуют рассматривать это понятие с двух диаметрально противоположных точек зрения. Одним словом, с такой точки зрения, с высоты которой всех без исключения людей можно объединить в одну обобщающую категорию. А чтобы распознать то нравственное достоинство, о котором пишет Тейлор, надо принять индивидуальную точку зрения каждого в отдельности человека как субъекта действия в коммуникациях с окружающим его социумом, в котором он может или обрести достоинство, или его утратить.

Предметно исследуя этические цели, ради которых советские люди оправдывали нарушения трудовой дисциплины, я впервые обратила внимание на то, что советские законы защищали достоинство граждан совершенно иначе, чем Декларация прав человека.

Советская юриспруденция защищала не только достоинство, которым все представители человечества наделены в равной мере, но и достоинство личности, описанное Тейлором! Наличие достоинства у советского человека обеспечивалось тесной взаимосвязью имущественных прав и общественной этики. Но когда эта взаимосвязь была разорвана крушением системы социалистического хозяйства, контуры юридических определений достоинства личности утратили четкие очертания.

Так, Большой юридический словарь 2007 года определяет достоинство следующим образом: …1 морально-нравственная категория, означающая уважение и самоуважение человеческой личности. Второй пункт предельно прост и лаконичен, он не вызывает замешательства. Это противоречие вызвано совмещением тех двух разных определений достоинства, с которых я начала статью.

Оба этих определения действенны в современной российской юриспруденции. Дореволюционное Уголовное уложение тоже запрещало клевету. Но показательно, что правоведы того времени настаивали на том, что закон в силе защитить только внешние проявления социального статуса человека, но не его нравственную самооценку.

Закон воспрещал людям распространять заведомо ложные сведения и оскорблять других людей, но он не претендовал на способность защитить субъективно-нравственное внутреннее достоинство субъекта от несправедливой общественной оценки. Это различие четко отделяло публичную сферу, в которой закон был способен защитить социальную оценку истца от заведомо ложных порочащих сведений, от сугубо частной, внутренней нравственной сферы человека, над которой закон не был властен.

Розин и поясняет: Ответ на тот вопрос может быть только отрицательный. Окруженный величайшим почетом человек может не обладать нравственным характером и сознанием своего действительного нравственного достоинства, и наоборот, обреченный на позор — может носить в душе непоколебимую нравственную силу.

Казненный на позорном кресте Христос — величайший образец этого противоречия условного и общественного позора и действительного, но непонятого нравственного величия. Ни величайшая обида, ни самая тяжелая и опасная клевета не в состоянии отнять это внутреннее достоинство или поколебать его.

Оно умаляется и колеблется лишь собственными действиями, даже, быть может, желаниями и мыслями индивида, в которых содержится измена моральному принципу, нарушение морального долга [Розин 1910: 129]. Дореволюционный юридический дискурс рассматривал клевету исключительно как вопрос уголовного права: запрет на распространение заведомо ложных сведений, способных опорочить честь другого лица, соседствовал с запретами на убийство, грабеж и насилие. Под защитой закона оказалась не только объективно видимая честь советского человека, но и его морально-нравственная самооценка.

Но прежде чем в гражданское право вошли такие новшества, должны были в корне измениться юридические определения собственности, а именно должна была возникнуть новая форма имущественных отношений. Личная собственность и социалистическая мораль В поздней Российской империи как и в Российской Федерации сегодня права собственности регулировались гражданским правом. Системы гражданского права основаны на праве римском и обычно утверждают право собственности совокупностью прав распоряжения usus , пользования-выгоды fructus и владения abusus.

На беглый взгляд, личная собственность похожа на частную: закон гарантирует гражданам право их личную собственность продавать и покупать, пользоваться ею, передавать ее по наследству. Но правовая суть юридических определений частной и личной собственности в корне различается: личная собственность не может быть отделима от социалистической, как частная отделяема от общественной публичной.

Она является составляющей частью всеобщей хозяйственной системы социалистической собственности. Учебник гражданского права 1936 года объясняет: При социализме личная собственность представляет собой ту часть общественного продукта, которая поступает в индивидуальное распоряжение граждан в соответствии с количеством и качеством их труда в социалистическом хозяйстве. Учебник 1940 года: Источником личной собственности является социалистический труд. Каждый советский гражданин, работает ли он на фабрике или заводе, в колхозе, на общественной или государственной службе, — участвует в социалистическом производстве, и это его участие в общественном социалистическом производстве является источником его личной собственности [Вильнянский 1940: 72].

В отличие от либеральных рыночных систем, где государство только гарантирует правила экономической игры, социалистическая экономическая система задавалась целью планового развития самого общества и регулировала имущественные отношения, руководствуясь логикой ведения единого хозяйства. Учебник 1936 года: Капитализм не интересуется, не знал и не знает самой проблемы организации экономики страны как единого целого, ибо это противоречит самой природе капитализма.

В Советской стране вопросы управления каждым звеном хозяйства, каждой его отраслью представляют собою органическую часть вопросов организации всего социалистического хозяйства. Руководство всем процессом социалистического строительства, то есть политической и хозяйственной перестройкой общества, неизбежно требует единства политического и хозяйственного руководства, сосредоточенного в руках советского государства и имеющего целью построение бесклассового социалистического общества, развитие и укрепление социалистического строя [Рубинштейн 1936: 13—14].

На практике это единое политэкономическое хозяйство состояло из фрактального множества меньших хозяйств, связанных друг с другом отношениями возможностей и обязательств: лимитов и планов. Каждому хозяйству эти лимиты и планы спускались инстанцией свыше. Совет министров с Госпланом устанавливали планы для министерств, министерства — для своих отраслей, те — для своих секторов, секторы — для предприятий, те — для бригад и т. Так в социалистическом хозяйстве usus, право распоряжения, распределялось и поручалось вышестоящими хозяйствами нижестоящим вместе с обязанностью распоряжаться этой собственностью правильно.

Однако эта распределительная система была плохо отлажена на практике: распределенные права на освоение ресурсов подчас резко расходились с распределением самих тех ресурсов, за чье правильное расходование и использование хозяйства отвечали.

Поэтому работникам этих хозяйств часто приходилось налаживать вопросы лимитов и поставок личной сноровкой и личными связями. Над всеми этими записанными воспоминаниями о неписаных правилах работы советской экономики нависает страх НКВД и лагерей. И даже после того, как в 1936 году монополия была узаконена, система террора и подневольного труда не утратила центральную роль в социалистическом хозяйстве.

Систему политического террора и подневольного труда начали реформировать сразу после смерти Сталина. Была размонтирована экономическая империя МВД: производственно-хозяйственные организации передали другим министерствам, а исправительно-трудовые лагеря и колонии за исключением Особых лагерей — под контроль Министерства юстиции СССР. Были остановлены более 20 масштабных дорогостоящих строек [Кокурин, Петров 2000: 10—11].

И более 1 180 000 человек чуть меньше половины всех заключенных вышли на свободу по амнистии [Кокурин, Петров 2000: 435]. К концу 1953 года инициатор этих реформ, Лаврентий Берия, был расстрелян как агент международного империализма.

Но реформы уже успели серьезно пошатнуть социалистическое хозяйство. Система принудительного труда трещала по швам, а негласная этика ЗИС знакомства и связей оставалась в силе.

Отказ от террора грозил создать серьезные системные проблемы в вопросах социального контроля. Однако серия государственных реформ начала 1960-х контроль удержала, заменив сталинскую двойственность закона и террора новой двойственностью закона и социального давления [Berman, Spindler 1963: 848]. Эти реформы опирались на признание полного единства моральных и политических стремлений всех советских людей.

Такие заявления были лживыми [4]. Действительно, один и тот же проступок вполне может быть рассмотрен под разными углами зрения: как политическое уголовное преступление или как антисоциальная, антиобщественная, хулиганская выходка. Разве советская общественность не может справиться с нарушителями социалистического правопорядка? Конечно, может.

Наши общественные организации имеют не меньше возможностей, средств и сил для этого, нежели органы милиции, суда и прокуратуры! Третья программа партии, будучи в разработке с 1956 года, была официально принята XXII съездом в 1961 году. Объявив социализм успешно построенным, ТПП прописывает следующую ступень развития: программу строительства коммунизма.

Но в каком-то смысле коммунизм уже осязаем — в 1959 году Хрущев заявляет: Вступление в коммунизм не определено какой-то календарной датой. Переход от социализма к коммунизму осуществляется непрерывно. Мы уже теперь открываем дверь в коммунистическое общество, сейчас речь идет о строительстве коммунизма [Хрущев 1959: 94]. И именно потому, что морально-этические категории не могут быть точно определены, статично закреплены, но постоянно переосмысливаются в обществе, они позволяют общественным организациям распространить социальный контроль за прописанные границы закона.

Товарищеские суды объясняет Хрущев позволят разглядеть нарушителя не только когда он уже совершил проступок или преступление, а когда в нем обнаружатся отклонения от норм общественного поведения, которые могут привести его к антиобщественным поступкам. Люди могут на него своевременно воздействовать с тем, чтобы пресечь его дурные наклонности [Хрущев 1959: 104].

Это и понятно. Коллективное сознание порождается самой природой социалистического строя, который обеспечивает прочную экономическую и политическую основу коллективизма. Общественный строй социализма не только закономерно порождает коллективизм, но и способствует непрерывному распространению и развитию коллективистского сознания у всех тружеников общества.

А это и составляет одну из центральных задач коммунистического воспитания [Морозов 1963: 145]. Так, объединив цель социалистического хозяйства и этику ЗИС, по негласным правилам которой это хозяйство фактически продолжало существовать, ТПП радикально изменила и социалистическое гражданское право: она возвела этику товарищеской взаимопомощи в ранг государственной цели и объявила гражданское право властным над вопросами не только собственности, но и морали.

Иоффе в разъясняющей статье 1962 года. Чичерин предупреждает, что разделение народа на высшие и низшие породы действует унизительно на граждан. Здесь не только возбуждается чувство зависти, но оскорбляются и более благородные свойства человеческой души. Уважение к высокому положению является и политическим и нравственным требованием, когда это положение дается высокими качествами, образованием, заслугами; когда же люди разделяются на высшую и низшую породу единственно по физическому происхождению, то против этого возмущается человеческое достоинство, равное во всех [Чичерин 1898: 164].

В этом определении достоинство как исконное достояние всех людей играет значительную роль и в раннесоветском праве. Среди прочих в Кодексе имеется запрет на клевету и оскорбление. Так же как и их дореволюционные коллеги, они остаются уверены, что закону подвластны посягательства только на внешне видимый статус, но никак не на субъективную самооценку.

Может, полагают авторы: поскольку юридическая защита чести никак не связана с личными переживаниями, то она вполне применима и к защите коллективных лиц. Иными словами, когда клевета впервые стала вопросом защиты достоинства, разделение на объективное проявление социального статуса и субъективную самооценку индивида все еще оставалось в силе: правоведы настаивали на том, что советский закон рассматривает только объективно видимые обстоятельства.

Ривкин объясняет: Наше государство не строит ни свое право, ни свои отдельные органы для защиты тех или иных благ личности, как таковой, а исключительно для защиты социалистического, в период переходного к коммунизму времени, государства. Обратите внимание, как разительно заявление Ривкина отличается от риторики реформ Хрущева: Ривкин настаивает на том, что закон служит не личности, но только благу государства.

А Третья программа партии ТПП , напротив, настаивает на том, что дальнейшее развитие общества приведет к отмиранию государства, которое станет ненужным, как только советская общественность сможет управлять сама собой. За те сорок лет, что разделяют статью Ривкина и принятие ТПП, социалистическое хозяйство было построено. В этом хозяйстве системы экономических, политических и социальных отношений государства, партии и народа формально объединились в единое целое. Главным образом эта устойчивость устанавливала право на материальную личную собственность.

Агарков, в социалистическом обществе понятие о чести лица неотделимо от его трудовой деятельности. Все, что порочит честь человека, порочит его как трудящегося.

В практике наших гражданских судов нередко возникают вопросы об охране чести и достоинства советского гражданина. Эти дела всегда связаны с трудовыми отношениями.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Молодёжный хор - "Ещё одна гора" (Молодёжная конференция в podkluch-spb.ruы)

Достоинство — уважение и самоуважение человеческой личности как морально-нравственная категория, характеристика человека со стороны его​. Достоинство личности рассматривается с двух сторон. С одной стороны, достоинство личности - один из важнейших конституционных.

Скачать Часть 5 pdf Библиографическое описание: Ушков Д. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Достоинство личности можно рассмотреть с двух сторон. С одной стороны, достоинство личности — один из важнейших конституционных принципов, лежащий в основе правового статуса личности. Достоинство характеризуется в правах человека, защита которых ложится на государство. Поэтому цель государства состоит в охране человеческого достоинства. С другой стороны, достоинство личности — самостоятельный субъект права человека. Достоинство личности определяет оценку со стороны общества и самооценку личностью своих моральных и интеллектуальных качеств. Государство обязано защищать достоинство личности от рождения и до смерти вне зависимости от каких-либо обстоятельств. При этом личность в ее взаимоотношениях с государством является равноправным субъектом, который может защищать свои права всеми незапрещенными способами, в том числе оспаривая решения и действия государства в лице его органов. В самом тексте статьи 21 этот принцип дополняется запретом подвергать человека пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию, а также без добровольного согласия медицинским, научным или иным опытам. Целям защиты достоинства служат многие нормы Конституции: право на достойную жизнь, неприкосновенность частной жизни, защита человеком своей чести и доброго имени, запрет сбора информации о частной жизни, запрет насильственного проникновения в жилище и др. Требования защиты достоинства личности в широком объеме содержатся в отраслевом законодательстве.

Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.

Автором предлагаются определения понятий чести и достоинства личности. Ключевые слова: честь и достоинство личности, оценка, мораль, личность, духовные качества. Честь и достоинство человека представляют собой важнейшую социально-правовую ценность, утверждение и всесторонняя защита которой является фундаментом, на котором зиждется современное общество.

Достоинство личности как личная собственность: Метаморфоза российских законов о порочащих сведениях

Охрана достоинства личности гражданина является одним из проявлений государственного обеспечения личной неприкосновенности. Под достоинством личности понимается осознание самим человеком и окружающими людьми факта обладания им определенными нравственными и интеллектуальными качествами, Достоинство конкретизируется в правах человека, защита которых составляет обязанность государства. Поэтому можно сказать, что в наиболее общей форме цель государства состоит в охране человеческого достоинства, Конституция РФ защищает достоинство личности, устанавливая в ст. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Так, в УК РФ предусмотрены такие составы преступления, как клевета ст. Право на свободу и личную неприкосновенность, М, 2000, с. Защита чести и достоинство личности. М, 1998, с. В частности ст.

Вы точно человек?

Международно-правовое воздействие на достоинство личности Введение к работе Актуальность темы исследования обусловлена существующими общественными отношениями, опосредованными правом. Достоинство личности - одно из неотъемлемых прав человека, которое должно осуществляться во всех сферах жизнедеятельности. Можно сказать, что вся система прав человека выстраивается вокруг одной фундаментальной ценности, заложенной в самой сути человека. И эта ценность - достоинство человека. С одной стороны это нравственная самооценка личности, оценка человеком своей связи с обществом, государством и правом и своей значимости в этой связи. Кроме того, достоинство человека - это признание обществом социальной ценности, уникальности, неповторимости личности, каждой конкретной индивидуальности. С другой стороны, реализация прав и свобод человека - это условие, при котором возможно достойное существование человека. Необходимость предпринятого исследования связана и с широкими демократическими преобразованиями в Российском обществе, которые привели к существенному увеличению объема и видового массива действующего законодательства. На практике данная ситуация означает, что появилось множество терминов, смысл и объем понятия которых требует уточнения. Сложившаяся социальная практика пока не позволяет говорить об ощутимом обеспечении человеческого достоинства.

Достоинство Материал из Википедии — свободной энциклопедии Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии , проверенной 4 февраля 2019; проверки требуют 4 правки.

Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Право на достоинство личности.

.

Достоинство личности (ст. 21 Конституции России)

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: 10 Вопросов, Которые Поставят Вас Перед Сложнейшим Выбором
Похожие публикации